Руиненберг


* * *

Не знаю, кто из моих одноклассников и когда придумал такое название, но в середине 70-х эти живописные руины с круглым бассейном мы называли не иначе как «Пауль»: пойдём на Пауль, поехали к Паулю.

Там всегда было безлюдно и тихо, а окружение больших деревьев, высоченных каменных стен с нишами и с башней, вид разрушенных колонн и огромного бассейна с отражением древнеримских стен — всё вместе создавало неповторимое романтическое настроение, чувство защищённости и атмосферу погружения в античное прошлое.

Мы любили сидеть на каменных «берегах» бассейна или просто вышагивать по парапету, не боясь упасть в воду, — настолько этот «каменный берег» широкий и надёжный. Я была убеждена, что «Пауль» — разрушенная крепость или даже зáмок, а заверения взрослых, что это искусственно созданные руины для красоты пейзажа казались мне полной чушью. Мой подростковый нигилизм просто зашкаливал!

Любоваться руинами было здорово как вблизи, так и из парка и с дороги, по которой мы часто катались на велосипедах туда-сюда и знали эту дорогу как свои пять пальцев. Но всё равно невозможно было привыкнуть к тому, когда из-за деревьев вдруг возникал чудесный древний вид, каждый раз снова и снова поражая тебя свой красотой.

Пролезть внутрь закрытой башни или влезть на стены хотелось всегда, но осуществить это было невозможно. И всегда будоражила мысль: а что там, внутри этой «средневековой» башни? Что там было и что там сейчас? Но тогда, в 70-е, ответ получить было не у кого…



—  Закрыть  —


© Фотосайт Елены Дубиной, 2008—2018